воскресенье, 30 марта 2008 г.

[Interview] Sven Väth on Cocaine, Spirituality & the Real Ibiza (2002)

Продолжение серии интервью с Отцами-основателями мирового Транс-движения, подготовленными и переведёнными специально для блога "Classical Trance" моей верной помощницей – ненаглядной и обожаемой Катюшей!



Sven Väth о кокаине, духовности и настоящей Ибице


Date Added: Saturday, March 23, 2002

«До сих пор я вижу многих коллег, ди-джеев и людей из ночной жизни, которые становятся старше, но все ещё принимают кокаин, они параноики, и продолжают нести ту же чушь. Сейчас я люблю и выпить, и отдохнуть, но всё же должен сохранять равновесие»

Немец Sven Väth – один из легендарных ди-джеев, подлинный пионер клубной культуры, открывший Ибицу в 1980-м г., за 7 лет до того, как её присвоили себе англичане, и ставший ди-джеем 12 месяцев спустя. К 1985-му году он уже начал писать музыку, в 1990-м вовсю содействовал становлению зарождающегося Транса – стиля, который через десяток лет стал самым популярным в мире видом танцевальной музыки.

За свою 20-летнюю карьеру он прославился 20-часовыми ди-джейскими сетами и профессионально организованными тематическими вечеринками, и по сей день продолжает с успехом совмещать обе эти сферы деятельности: организационную, промоутерскую, и гастрольную, сценическую
.

Интервью с Camilo Rocha из Skrufff было перенесено на 24 часа, после возвращения Свена с «афтепати» где-то в городе Bogota, Колумбия. Общаясь с Camilo после двух выступлений, он, тем не менее, энергичен, дружелюбен и полон энтузиазма.

Skrufff: Как Bogota?

Sven Vath: Это был первый мой тур по Южной Америке, и я был очень удивлён тем, насколько тут развита сцена. Bogota замечательна, я встретил столько дружелюбных людей. Вечеринка проходила в замке, в 20 минутах от города, и несмотря на то, что была ночь вторника, на ней присутствовало 2000 человек. Приятная атмосфера, замечательная организация, хороший звук, свет. Я играл своё обычное Техно, народу и вправду нравилось!

Skrufff: Многие влиятельные в настоящее время немецкие ди-джеи, такие как Chris Liebing и Timo Mass, говорят, что вы вдохновили их. Насколько вы видите себя в роли образца для нового поколения?

Sven Vath: С самого начала у меня была собственная чёткая позиция относительно клубной культуры, и я был одним из первых ди-джеев в Германии, и даже в Европе, кто начал выпускать собственную музыку. В 1985-м я создал свои первые музыкальные записи, затем в 1988-м открыл свой первый клуб, The Omen, который проработал 10 лет. Потом, в 1990-м, я учредил лейблы Eye Q и Harthouse. Поэтому я считаю, что вдохновил некоторых людей, мотивировал их идти в этом направлении, потому что они увидели результат, увидели, как это работает. Кроме того, я никогда не предавал своих идей и оставался верен себе. Многие сейчас не понимают истинного положения вещей.

Я никогда не хотел быть ди-джеем ради славы, женщин или тысяч миль гастрольных авиаперелётов, всегда посвящал себя прежде всего музыке и желанию увлечь людей этим ритуалом. Порой я рассматриваю себя как современного шамана, создающего событие [Event] или некую атмосферу, позволяющую людям раскрепоститься. Это ещё одна причина, почему я назвал свою компанию «Кокон» (Cocoon): потому что в коконе ощущаешь что-то тёплое, тебе хорошо, как дома, комфортно с самим собой, и ты свободен. Это сродни духовному опыту [Spiritual experience].

Skrufff: Получается, в том, что вы делаете, реально присутствует духовная сторона?

Sven Vath: Безусловно. В 80-е это была всего лишь танцевальная музыка, но с течением времени я начал видеть за всем этим гораздо более глубокое содержание. Люди собираются вместе и участвуют в неком торжестве – так происходит глубокое единение через ритм. То, чему на протяжение сотен и сотен лет предавались коренные жители Южной Америки, Африки или Индии, мы сегодня воспроизводим в новой, современной версии. Я никогда не был раньше в Бразилии, но имею представление о музыке, о чувствах, и, как вы видите, с возрастом ничего не меняется.

Skrufff: Считаете ли вы, что танцевальная культура – нечто большее, чем просто культура молодёжная?

Sven Vath: Вам может быть 13, 30 или 60 лет, и вы всё так же можете танцевать под музыку. В западных странах у нас не такая богатая история относительно этого, поэтому практически до сегодняшнего дня клубы посещают в основном молодые люди. Но такое положение сейчас начинает меняться благодаря людям, выросшим на танцевальной культуре. Мне 37, многие выросли вместе со мной и продолжают интересоваться музыкой, хотя и предпочитают в основном мероприятия под открытым небом (Outdoor parties) и фестивали, где они чувствуют себя более комфортно. Должен сказать, это придаёт мне сил. Только что я вернулся из Азии, где выступал в Сингапуре, Гонконге и Токио, и даже там сцена развивается, потому что в музыке нет языковых барьеров, она универсальна. Есть более глубокое понимание, и не имеет значения, играю ли я в Финляндии, Израиле или Аргентине: реакция танцпола всегда одна и та же.

Skrufff: Возвращаясь к ранним дням Harthouse и Eye Q. Эти лейблы и их музыка помогли становлению транса. Как вы думаете, каким транс стал сегодня?

Sven Vath: Да, эти наши лэйблы действительно стояли у истоков того, что люди сегодня называют «трансом». Однако к 1994-му году я потерял всякий интерес к этому виду звучания, потому что перестал ощущать в нём реальный потенциал развития, всё уже было сказано. Потом множество ди-джеев и продюсеров накинулись на этот саунд, и до сих пор продолжают его эксплуатировать, хотя звучит он точно так же, как и в те времена. По мне, то, что зовут сейчас трансом, – это поп-музыка нового образца, лёгкая танцевальная музыка, доступная для понимания. Думаю, именно поэтому она приобрела такую популярность в Англии и Америке.

Но мне не нравится, что такую музыку называют трансом, потому что для меня транс означает что-то совершенно иное. Чтобы войти в состояние транса, нужен лишь монотонный, повторяющийся ритм, а все эти мелодии, гармонии и «ямы» нарушают транс и прерывают погружение в него. Посмотрите на людей в Африке, или Бали, или в Южной Америке: всё, что им нужно для вхождения в транс, – это ритм. То, что люди сейчас называют трансом – это всё что угодно, только не транс. Но, возможно, он неплох в качестве ознакомительного введения в электронную музыку для молодых людей, начинающих слушателей.

Skrufff: На вашем сайте вы разместили развёрнутую статью о вашем отношении к наркотикам, почему вы решили поместить её туда?

Sven Vath: Потому что мне попадалось очень много плохих статей о нашей молодёжной культуре и наркотиках в музыке. Люди повторяют множество избитых штампов и клише: рок-н-ролл у них ассоциируется с героином и алкоголем, hip hop – с «крэком» и с марихуаной, техно – с экстази и амфетаминами. Я так долго вращался в этих кругах, и видел, что творится на этой сцене. Я просто хотел сказать людям, что думаю по этому поводу. Так много раз в клубах я видел людей, принявших слишком много наркотиков, и не способных управлять собой. Так быть не должно: наша музыка сама по себе обладает огромным зарядом энергии и силы.

Skrufff: В вашем заявлении вы говорили о том, что сами прошли через стадию отказа от кокаиновой зависимости, чтобы таким нелёгким способом справиться с наркотиками. Почему для вас важно было пережить это?

Sven Vath: Я принимал кокаин какое-то время, когда был молод, но перестал в тот день, когда родилась моя дочь Паулина, 8 сентября 1989 года. Я был в больнице, где она родилась, и вдруг понял, что делаю что-то совершенно неправильное. До сих пор я вижу многих коллег, ди-джеев и людей из ночной жизни, которые становятся старше, но всё ещё принимают кокаин, они параноики, и продолжают нести ту же чушь. Сейчас я люблю и выпить, и отдохнуть, но всё же должен сохранять разумный баланс, равновесие. Я знаю, что не хочу ударяться во все тяжкие, потому что это не нужно и не стоит того.

Skrufff: Насколько тяжело было бросить кокаин?

Sven Vath: На самом деле это было не так уж и сложно. Я просто осознавал, что каждый уик-энд мне будут предлагать ту же гадость, и придётся противостоять. Я говорил: «Нет, нет, нет», а мои друзья вторили: «Да ладно тебе, Свен», и тут вдруг я понял, что это были за «друзья». В конце концов мне стало ясно, что все они были со мной только из-за наркотиков, и я подумал: «Как же это глупо!». И тогда я увидел, кто действительно являлся моим другом, а кто нет.

Skrufff: Вы посещаете Ибицу уже 20 лет, что изменилось на острове по сравнению с прежними днями?

Sven Vath: Впервые я приехал туда в 1980-м, затем – в начале 1990-х – всё захватили английские клубные промоутеры, неожиданно повсюду в клубах заиграл английский саунд, но они немного переборщили в таких изменениях. Впрочем, там до сих пор приятно побывать летом, потому нет ни одного подобного острова в мире, где людям так весело, где они танцуют и встречаются в клубах. В 2000 году я открыл на Ибице свой клуб «Cocoon».

Я почувствовал, что должен что-то сделать для острова, попытаться хоть в какой-то степени вернуть тот прежний дух, потому что устал от всей этой сексуально окрашенной рекламы. На мой взгляд, атмосфера Ибицы, её дух сочетает в себе и тёмную, и светлую стороны, как инь и ян. Это не только беспорядочный секс. Есть и духовная сторона (Spiritual side). С помощью Cocoon club я хотел вернуть часть таких ценностей, как танцы и удовольствие от музыки, в пику go-go-подтанцовке и наркотикам.


Позже Свен засветился в клубе Сан-Пауло Lov-E, его сет стартовал в 2 часа ночи, и в 6 утра (во вторник), ещё полный сил, он продолжал играть для 20-и человек на танцполе.


Author: Camilo Rocha

Перевод обеспечен Winter_Kate

Источник: centralstation.com.au


За более полной биографической инфой по данной персоне, а также и за основными релизами [в ознакомительном формате Mp3] его раннего – трансового – периода по традиции приглашаю пройтись по ссылке на свою же собственную предшествующую статью: http://classicaltrance.blogspot.com/2007/11/sven-vth.html

Комментариев нет: